Динамика нарушений мотивационной сферы у больных алкоголизмом (в состоянии абстиненции и вне ее)

Шаткуте Р. Й. Динамика нарушений мотивационной сферы у больных алкоголизмом (в состоянии абстиненции и вне ее): автореф. дис. канд. психол. наук. 19.00.04 / Шаткуте Рима Йоно // Москва, 1990. – 20 с.

Общая характеристика работы

Актуальность работы. Патопсихологические исследования больных алкоголизмом до сих пор касались лишь ограниченного круга вопросов: изучения нарушений познавательной деятельности, формирования личностных и мотивационных расстройств с развитием заболевания.

Между тем, как показывает опыт работы, круг вопросов, входящих в компетенцию патопсихолога, работающего в наркологической клинике, может быть существенно расширен. В частности, наркологическая практика заставляет более пристально взглянуть на различные состояния (фазы), в которых могут пребывать больные хроническим алкоголизмом: алкогольное опьянение, состояние абстиненции, ремиссия,  актуализация патологического влечения к алкоголю.

Данные клинических исследований в наркологии свидетельствуют о том, что в рамках одной нозологии – хронического алкоголизма – существует ряд качественно различных состояний или фаз, из которых наиболее значимым является состояние абстиненции (алкогольный абстинентный синдром). (Жислин С.Г., 1965; Короленко Ц.П., и др., 1973; Портнов А.А., Пятницкая И.Г., 1971; Стрельчук И.В., 1973; Авруцкий Г.Я., Недува А.А., 1982). В работах клиницистов показано наличие специфических психических изменений у больных алкоголизмом, находящихся в качественно различных состояниях, хотя специальных психологических исследований в этом плане не проводилось. Современные клинические данные не дают четкого объяснения причин возникновения болезни и механизмов наблюдающегося в клинике алкоголизма процесса распада  личности больного, ограничиваясь лишь констатацией тех или иных проявлений деградации. Алкоголизм, будучи мультифакторным заболеванием, в первую очередь поражает личность больного. В этом смысле можно понимать алкоголизм как болезнь личности (Лисицын Ю.П.,  Копыт Н.Я., 1983). При такой трактовке хронического алкоголизма на первый план выступает необходимость специального психологического исследования,  а именно: изучения особенностей мотивационной сферы больных алкоголизмом, так как эта личностная характеристика является наиболее значимой для структуры личности и, кроме того, эта сфера наиболее всего страдает при развитии болезни. Вместе с тем, мотивационная сфера человека достаточно сложна по своему строению, что позволяет выявить различный характер ее изменений у больных хроническим алкоголизмом,  находящихся в качественно различных состояниях (опьянение, абстиненция, ремиссия, актуализация патологического влечения к алкоголю).

Очевидно, что дифференцированный подход к этим различным фазам, в которых может пребывать больной алкоголизмом и которые значительно отличаются по ряду психологических параметров (мотивация поведения, функционирование когнитивных и эмоциональных процессов, самосознание,  анозогнозия и др.) позволит не только понять психологические механизмы алкоголизма, но и выработать адекватные приемы психокоррекционного воздействия. До сих пор такой подход к психологическому изучению больных хроническим алкоголизмом не предпринимался.

В свою очередь, среди проблем мотивации одной из наименее изученных является проблема изменений мотивационной сферы при алкоголизме. Психологических исследований, прямо относящихся к этой области, явно недостаточно. Кроме работ Б.С. Братуся и К.Г. Сурнова, в которых затронуты общие вопросы, за последнее время лишь в работах А.А. Мейрояна (1982) и Н.А. Курганского (1986) были предприняты попытки психологического исследования больных алкоголизмом. В каждой      из упомянутых работ получены результаты и конкретные выводы, вносящие весомый вклад в клиническую практику, как психологическую, так и врачебную. Общей для этих работ является мысль о том, что исследования патологии личности должны исходить прежде, всего из наиболее разработанных понятий и областей общей психологии. Такими понятиями являются понятие деятельности и тесно связанные с ним понятия потребности, мотива,  личностного смысла (Выготский Л.С., 1981; Рубинштейн С.Л., 1946; Божович Л.И., 1968; Леонтьев А.Н., 1971, 1975, 1981; Асмопов А.Г., 1979; и др.). Однако, в названных психологических исследованиях, посвященных алкоголизму,  говорилось об алкоголизме «вообще», как о специфической нозологии, без учета особенностей, обусловленных наличием качественно различных состояний.

Исходя из тезиса А.Н. Леонтьева о том,  что «… Изучение мотивационной сферы представляет центральную проблему личности…», мы в настоящей работе впервые предприняли попытку изучения особенностей нарушений мотивационной сферы у больных хроническим алкоголизмом, находящихся в качественно различных состояниях (в состоянии абстиненции и вне ее).

Объектом исследования в нашей работе послужили больные хроническим алкоголизмом, находящиеся в качественно различных состояниях. Исследование проводилось в сопоставлении данных, полученных в каждой из трех групп. Сравнительный анализ проводился соответственно цели и задачам исследования.

Предметом данной работы являются особенности нарушений мотивационной сферы в структуре личности больных алкоголизмом, находящихся в качественно различных состояниях: в состоянии абстиненции и вне ее.

Настоящая работа входит в плановую тематику исследований, проводимых в лаборатории изучения наркологических проблем НИИ гигиены Минздрава Литвы: «Эпидемиологические особенности распространения пьянства и алкоголизма среди некоторых групп населения Литвы» (№ госрегистрации 80077712) и «Социально-психологические исследования пьянства и алкоголизма, разработка методов ранней диагностики, лечения и систем противоалкогольного воспитания различных групп населения Литвы» (№ госрегистрации 01860000866).

Целью данной работы явилось изучение специфики нарушений мотивационной сферы у больных хроническим алкоголизмом, находящихся в качественно различных состояниях и оценка выявленных особенностей в качестве психологических критериев целесообразности проведения психокоррекции.

Основные задачи исследования

1.Разработать адекватные методические средства экспериментально-психологического исследования нарушений мотивационной сферы у больных хроническим алкоголизмом   находящихся в качественно различных состояниях.

2.Дать психологическую характеристику алкогольного абстинентного синдрома.

3.Провести экспериментально-психологическое исследование нарушений мотивационной сферы у больных алкоголизмом, находящихся в качественно различных состояниях: в состоянии острой абстиненции и вне ее.

4.Выявить динамические особенности мотивации у больных алкоголизмом, находящихся в качественно различных состояниях и возможности использования этих особенностей для целенаправленной психокоррекционной работы.

Научная новизна. В работе впервые представлены результаты психологического исследования, отражающие характерные изменения структуры мотивационной сферы больных хроническим алкоголизмом, находящихся в качественно различных состояниях; дана психологическая характеристика алкогольного абстинентного синдрома,  наличие или отсутствие которого является одним из главных диагностических критериев в клинической практике. Описаны типы мотивации больных алкоголизмом к лечению, показаны динамические особенности изменений мотивационной сферы при алкоголизме.

Теоретическое значение. Теоретические выводы работы позволят расширить представление о патогенетических механизмах алкоголизма, уточнить закономерности процесса патологических изменений личности при алкоголизме. Анализ психологических особенностей качественной различных состояний или фаз в клинике алкоголизма является весомым дополнением данных клинической наркологии.

Практическое значение определяется запросами клинической практики, требующей в настоящее время выявления всех факторов, которые могли бы способствовать повышению эффективности психокоррекционной работы с больными алкоголизмом и усилению контроля за стабильностью ремиссий.

В работе показана необходимость дифференцированного подхода к больным в зависимости от фазы, в которой они находятся.

Сформулированы психологические критерии целенаправленного отбора больных для психокоррекции. Выявленный с помощью использованного в настоящей работе комплекса методик доминирующий тип мотивации больного к лечению и характер ее динамики может служить основанием для рекомендаций о целесообразности включения конкретного больного в психокоррекционную работу.

Материалы работы послужили для разработки методических рекомендаций для психологов, работающих в области наркологии «Психологическое исследование больных алкоголизмом», которые утверждены МЗ Литвы 01.08.1988 г., Вильнюс, 1988. Методические рекомендации внедрены в работу хозрасчетного кабинета анонимного лечения алкоголизма при Республиканском Вильнюсском наркологическом диспансере.

Материалы исследований использованы в докладах на научных и научно-практических конференциях, семинарах для врачей и психологов.

На защиту выносятся следующие положения:

1.Способность и стремление переносить формально усвоенную инструкцию в действенный план обуславливается фазой, в которой находится больной алкоголизмом. Особенности поведения больных алкоголизмом в состоянии абстиненции и вне ее при проведении экспериментально-психологического исследования свидетельствуют о наличии принципиальных различий в структуре нарушений мотивационной сферы.

2.Нарушения мотивационной сферы у больных хроническим алкоголизмом, находящихся  в качественно различных состояниях (в абстиненции и вне ее),  отличны по ряду параметров: в состоянии абстиненции менее выражена алкогольная анозогнозия, ослаблены механизмы психологической зашиты, проявляются остаточные элементы саморегуляции, что потенциально позволяет использовать это состояние для эффективной психокорреляционной работы.

3.Психокоррекционная работа с больными хроническим алкоголизмом, начатая в состоянии абстиненции, опираясь на остаточные элементы саморегуляции, может быть более эффективной.

Публикации и обсуждение результатов исследования. По материалам диссертации опубликовано 8 печатных работ и 1 методические рекомендации.

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, обзора литературы, характеристики экспериментального материала, результатов собственных исследований, обсуждения полученных результатов, заключения, выводов, списка основной использованной литературы, включающего 199 наименований,    в том числе 84 зарубежных и 115 отечественных публикаций, приложений. Материалы диссертации изложены на  156 страницах машинописного текста и содержат 5 таблиц и 6 рисунков.

Основное Содержание работыХарактеристика экспериментального материала. Исследовано 150 больных алкоголизмом, разбитых на три группы (2 основные и 1 контрольная).

Первую основную группу (НА) испытуемых составили больные без признаков абстиненции  (n = 40), демонстрировавшие типичные черты личности «алкогольного» типа.

22,5 % в этой группе составили больные в возрасте 16-29 лет, 60,0 % – в возрасте 30 -44 лет и 17,5 % – больные в возрасте 45-58  лет.

Средний «стаж» злоупотребления алкоголем в этой    группе составил   13,0 ± 1,23 лет, время наличия сформировавшегося абстинентного синдрома (ААС) составляло в среднем 9,0 ± 1,03 лет. У 23 больных из этой группы был диагностирован алкоголизм II стадии, у 8 человек – алкоголизм II – III стадии, у 3 больных – III стадии и у 4 больных – алкоголизм I стадии. 25 больных из этой группы имели среднее и специальное среднее образование, 5 больных – высшее и 10 человек имели начальное образование.

Вторую основную группу (А) составили больные (n = 80), изучавшиеся в динамике. Первое исследование проводилось либо сразу после поступления больного в стационар, либо в течение трех дней после поступления, когда больной находился в «пике» абстиненции. Второе исследование того же больного проводилось через один месяц его пребывания в стационаре, когда явления абстиненции полностью проходили. 25,0 % больных этой группы были в возрасте 16-29 лет, 56,3 % – в возрасте 30 – 44 лет и 18,7 % больных в группе А были старше 45 лет. Средний «стаж» злоупотребления алкоголем в этой группе составит.  11,6 ± 0,74 лет, время наличия ААС в среднем составило 7,7 ± 0,6 лет. У 78,7 % испытуемых этой группы был установлен алкоголизм II стадии, у  10 % – алкоголизм II – III стадии, у 3 человек – алкоголизм I стадии и у 2 – бытовое пьянство. В группе А 54 человека имели среднее и специальное среднее образование, 9 человек – высшее, еще  17 больных – начальное.

Важным моментом для полной характеристики испытуемых обеих основных групп является тот факт, что в психическом статусе больных из групп НА и А ярко отражались специфические изменения личности. Степень выраженности этих изменений варьировала в зависимости от качества состояния больного, однако ни у кого из больных на момент исследования не было грубых проявлений алкогольной деградации. Исследования больных из групп НА и А проводились на базе наркологических отделений Ново-Вильнясской республиканской психиатрической  больницы.

В контрольную группу испытуемых входили 30 пациентов кабинета анонимного лечения алкоголизма при Республиканском Вильнюсском наркологическом диспансере. Привлечение пациентов    кабинета анонимного лечения в качестве контрольной группы обусловлено рядом причин: во-первых,  этот контингент является новым дня наркологической практики, его клинико-психологические особенности практически изучались впервые. Во-вторых, основное большинство пациентов кабинета анонимного лечения составляют социально сохранные лица, которые по собственной инициативе обращались за помощью по поводу своих алкоголь-обусловленных проблем. Эта особенность является основным отличаем испытуемых контрольной группы от больных из обеих основных групп, поступавших в стационар на лечение отнюдь не добровольно.

Испытуемые в контрольной группе по возрасту различались следующим образом: 40,0 % – 16-29 лет, 60,0 % – 30 – 44 летнего возраста,   лиц, старше 45  лет не было. Средняя длительность злоупотребления алкоголем в этой группе составила 9,2 ± 1,2 лет, а время наличия ААС в среднем – 6,2 ± 0,96 лет. У 14 человек в контрольной группе было констатировано бытовое пьянство, у 10 – I стадия алкоголизма и лишь у 6 больных –алкоголизм II стадии. Больных с II – III стадией алкоголизма в контрольной группе не было. 12  испытуемых контрольной группы имели высшее образование, 18  человек – среднее и среднее специальное образование.

В группе  НА лиц,  нигде не работающих, было 37,5 %, в группах А и АА (контрольной) – 35,0 % и 20,0 % соответственно. На учете в наркологических диспансерах и кабинетах при промышленных предприятиях состояло 85,0 % больных из группы НА, 82,5 % больных из группы А и 33,3 % больных из контрольной группы.

Для решения поставленных задач в настоящей работе применялся специально созданный комплекс методик, адекватных для изучения специфического контингента больных хроническим алкоголизмом. В качестве критериев при формировании комплекса методик выступали: многоплановость методик; взаимозаменяемость методик; обуславливающая гибкость схемы исследования; универсальность методик. В соответствии с этими критериями и учитывая динамический характер экспериментально-психологического исследования, для получения сопоставимых результатов мы включили в комплекс следующие методики: самооценки, уровень притязаний, тест незаконченных предложений  (все три названные методики нами модифицированы), тест Эббингауза (вариант 1), методики пиктограмм и запоминания  10 слов (по А.Р. Лурия), а также клиническую беседу и наблюдение. В качестве фоновых методик мы использовали бланковые методики установления  уровня психопатизации (Ch. Spielleryer, 1972) и уровня социабельности    (Y. Taylor, 1953). В качестве основной d  нашем исследовании использовалась методика «уровень притязаний».

При качественном анализе данных экспериментально-психологического исследования применялась процедура неоднократного сравнения между собой результатов, доказанных испытуемыми из всех трех групп по всему комплексу методик. Наряду с качественным анализом данных эксперимента проводилась обработка данных на ЭВМ по оригинальной программе статистической обработки непараметрических данных, входящей в SAS – пакет (california Univ. 1982).

Результаты и их обсуждение:Сравнительный анализ данных наблюдения и клинической беседы показал, что поведение в ситуации эксперимента больных из сравнительных групп сильно различается и выявленные различия прямо обусловлены качеством состояния больного (R = 0,43, р < 0.001).

Все наши испытуемые (как в экспериментальных, так и в контрольной группах;  в начале эксперимента демонстрировали примерную однотипность манеры поведения: больные были вялы, безинициативны, пассивно приступали к работе. Однако, качественный анализ данных наблюдений показал различный характер причин внешней однотипности поведения в качественно различающихся группах больных.

Так, обнаружено, что по мере увеличения нагрузки при усложнении экспериментальных заданий у больных из группы НА все чаще появлялись неадекватные эмоциональные срывы. Вспышки аффекта «накапливались», постепенно составляя общий модус поведения больных из группы НА. Установлено, что акцентированное «недержание» аффекта у больных из группы НА не было вызвано истинным переживанием, связанным с какой-либо отдельной неудачей в работе. Для больных этой группы характерно равнодушие и к самому факту исследования и к конечным результатам своей работы.

У больных в состояния абстиненции мы также наблюдали проявления повышенной аффективности, которые, однако, так и оставались в виде отдельных «всплесков», не становясь моментом, дезорганизующим работу больных из группы А. Для больных из группы А характерны были эмоциональные реакции по типу раздражительной слабости с некоторым оттенком подавленности, обусловленные довольно тягостным    соматическим состоянием, погруженностью больных в это состояние.

В цепях объективизации данных наблюдения мы сопоставили их с результатами, полученными  по методикам Спилберга (оценка уровня психопатизащии и ситуативной тревожности) и Тейлор (оценка уровня социабельности больных и тревожности как черты личности). Средний показатель уровня психопатизации и ситуативной тревожности в группе НА составил 48,8 ± 1,32 балла, а в группе A – 45,2 ± 1,19 балла. Полученные средние показатели по группам отражают соответственно высокий и средний (с тенденцией к повышению) уровень психопатизации и ситуативной тревоги.

Установлено, что независимо от качества состояния больных показатель уровня психопатизации увеличивается с возрастанием «стажа» алкоголизации (R = 0,39, р < 0,001), времени наличия сформировавшегося ААС (R = 0,3, р < 0,01) и возраста больных (R = 0,64, р < 0,001). Сопоставляя эти данные с данными наблюдения за поведением больных в ситуации эксперимента,  мы можем сделать предварительный вывод о том,  что характерная для больных из группы НА повышенная  эффективность является следствием нарастающей психопатизации личности. Это, в свою очередь, приводит к явным и характерным нарушениям способов регуляции деятельности и поведения в цепом, которые проявились в ходе непосредственной работы с экспериментальными заданиями.

В группе А уровень психопатизации и ситуативной тревожности также имеет тенденцию к повышению,  однако характер их проявлений в поведении больных из группы А несколько иной, чем в группе НА. Опираясь на данные наблюдения, мы можем утверждать, что те  «всплески» аффекта, которые демонстрируют больные в состоянии абстиненции, обусловлены наличием довольно выраженного уровня психопатизации (хоть и более низкого, чем у больных в группе НА). По-видимому, подвижность личностной структуры, предопределяемая специфической природой ААС, влияет на процесс развития психопатизации личности,  несколько сглаживая  острогу ее проявлений и придавая этому процессу относительно обратимый характер, что крайне важно учитывать при коррекции больных.

Дополнением к сказанному служат данные по методике Тейлор, средние показатели социабельности по группам НА и А достоверно различаются (t = 5,189, р < 0,001) и составляют соответственно 29,2 ± 1,14 и 22,2 ± 0,72 балла. Средний показатель социабельности в группе НА свидетельствует не только о выраженной нарушенности способности адаптации этих больных в социуме, но и том, что сопряженную с ней повышенную тревожность можно считать чертой личности больных из группы НА (R = 0,71, р < 0,001). Показатель же социабельности по группе А отражает, по нашему мнению, относительную обратимость процесса стабилизации тревожности как черты личности у больных в состоянии абстиненции (R = -0,54, р < 0,001).

У испытуемых обеих основных групп выявлены серьезные колебания внимания. Однако, если для больных из группы НА характерно явное ослабление активного внимания, то у больных в состоянии абстиненции в большей мере страдает продуктивность процесса работы в эксперименте в силу их общей астенизированности, а также замедлен темп работы. У больных из группы НА выявленные колебания внимания  идут в русле общей импульсивности и  нецеленаправленности деятельности, которые можно отнести за счет отсутствия внутренней коррекции действий, когда нет стойкой и осознанной их мотивации. Напротив, больные из группы А, несмотря на трудности врабатываемости, демонстрировали хоть и замедленную, но вполне стабильную продуктивность работы.

Данные исследования уровня притязаний у больных алкоголизмом показали, что недостаточное различение разноуровневых цепей, отсутствие гибкости в целевых структурах приводит к извращению двух основных функций уровня притязаний (УП), однако функциональная ущербность УП выступает по-разному у больных, находящихся в качественно различных состояниях.

В нашем исследовании в качестве идеальной цепи в эксперименте выступала заданная извне цепь, суть которой для испытуемого заключалась в получении по возможности высшей оценки за выполнение экспериментальных заданий. Выбор конкретной задачи выступал для испытуемого как средство достижения этой,  более общей, цели. Таким образом, в качестве реальной цепи для испытуемых выступало четкое выполнение экспериментального задания в соответствии с полученной инструкцией. В плане выявления ведущих мотивов деятельности больных, находящихся в качественно различных состояниях, и раскрытия специфических особенностей мотивации наиболее показателен анализ конкретной динамики становления целевых   структур в качественно различающихся группах больных алкоголизмом.

На рисунке представлены графики, отражающие динамику УП и уровня достижений (УД) и их соотношение в качественно различных группах больных алкоголизмом. Характер и положение кривых УП и УД во всех трех исследованных группах отражают, по нашему мнению, влияние качественно состояния больного на качество основных характеристик личности.

Как показано на рисунке, УП является наиболее высоким у больных из группы НА,  а их УД – самым  низким по сравнению с результатами, показанными больными из группы А и контрольной группы. Характер кривой УП у больных из группы А отражает общую лабильность личностной структуры, свойственную для больных в состоянии абстиненции и обусловленную специфической природой ААС.

Рис. Соотношение УП и УД в качественно различных группах больных алкоголизом.

Установленная средняя величина целевого расхождения (ЦР) в группе НА составляет 6,37, что свидетельствует о нарушении у этих больных способности ориентироваться на прошлый опыт и коррегировать сообразно ему тактику целеполагания. Наши результаты подтверждают данные Б.С. Братуся о неспособности больных алкоголизмом разводить реальную и идеальную цели и о снижении гибкости УП, отражающем наличие регидности личностной структуры. Средняя величина ЦР в группе А составляет 4,82, достоверно различаясь с величиной ЦР в группе НА (t = 3.241, p < 0.001). Очевидно,  что соотношение УП н УД у больных в состоянии абстиненции является более адекватным, чем в группе НА и свидетельствует, тем самым о лучшей способности больных в состоянии абстиненции ориентироватся на прошлый опыт. Вместе с тем, следует отметить, что несмотря не более адекватное соотношение УП и УД у больных его завышать. Следовательно, склонность к неадекватному завышению уровня притязаний является общей для больных алкоголизмом, независимо от качества состояния в котором они находятся. Наиболее адекватное соотношение УП и УД выявлено и контрольной группе. Установлено, что средняя величина ЦР в этой группе составляет лишь 2,19, достоверно отличаясь от средних величин ЦР в обеих экспериментальных группах НА и А (соответственно t = 7,769, р < 0,001 и t = 8,623, р < 0,001).

Обратившись к качественному анализу данных, полученных по методике «уровень притязаний», мы наблюдаем отчетливые различия по группам.

Так, у больных из группы НА обнаруживается хрупкость, неустойчивость УП, большая степень его вариабельности. Эти свойства УП характерны для психопатизированных личностей и людей с высокой тревожностью. Специфической особенностью УП у больных из группы НА является снижение его гибкости, обусловленное отсутствие навыка разведения разноуровневых целей. Предлагаемая извне цель не обладает для больных из группы НА побудительной функцией. Больные из о группы НА игнорируют предложенную извне цель, подменяя ее своей – во чтобы-то не стало защитить затронутое самолюбие. Присущее больным из группы НА строение уровня притязаний отражает гиперболизацию защитной функции УП в ущерб активирующей. В свою очередь, доминирование защитной функции УП обусловливает прогрессирование процесса смещения смыслового центра деятельности у больных алкоголизмом.

Отсутствие навыка гибкого разведения разноуровневых целей присуще также и больным в состоянии абстиненции. Однако, механизм этот, являясь общим для больных алкоголизмом, в случае абстиненции функционирует иначе.

Данные нашего исследования позволяют заключить, что для больных в состоянии абстиненции предлагаемая извне цель обладает побудительной функцией в большей мере, чем для больных из группы НА. В то время как у больных из группы НА ведущим мотивом деятельности выступал мотив «глухой защиты», у больных в состоянии абстиненции ведущим мотивом был мотив экспертизы. Следовательно, в целом, больные,  находящиеся в состоянии абстиненции, в отличие от больных из группы НА, способны и,  главное,  готовы принять и интериоризировать предложенную извне цель. Вместе с тем, нами установлено, что действия больных в состоянии абстиненции становились адекватными и целенаправленными только под контролем, то есть лишь после непосредственного указания на дефектность избранной больными из группы А тактики выборов заданий, они корректировали эту тактику, понижая притязания, причем конкретная деятельность по решению задач становилась более опосредствованной, более осмысленной, а УД соответственно повышался.

Таким образом, полученные нами результаты дают основание для суждения о том, что способность адекватно координировать и корректировать цепи в соответствии с информацией о результатах деятельности носит у больных в состоянии абстиненции парциальный характер.

Способность к адекватной саморегуляции у больных из группы А  ослаблена. Однако, тот факт, что несмотря на слабость внутренней коррекции действий, больные в состоянии абстиненции вполне доступны коррекции извне, дает основание заключить, что состояние абстиненции является своеобразным катализатором, который актуализирует проявление сохранных элементов личностной структуры больных.

Следствием нарушений мотивационной сферы у больных алкоголизмом является выявленная нами некритичность этих больных к своим действиям и суждениям,  а также грубая некритичность их в опенках своей личности. Вместе с тем,  наши данные позволяют заключить, что степень выраженности этих нарушений находится в прямой зависимости от качества состояния больных.

Основным радикалом психологической характеристики алкогольного абстинентного синдрома является поразительное сочетание достаточно адекватной оценки больными из группы А своего состояния и вызвавших его причин с примитивной, типично «алкогольной» защитой. Данные исследования больных из группы А в динамике показали, что функционирование сохранных   элементов личностной структуры очень кратковременно – актуализация их происходит только в период абстиненции. Повторное    исследование тех же больных показало, что после купирования ААС восприимчивость их к коррегирующему воздействию практически исчезала, а общее поведение становилось идентичным поведению больных из группы НА. Эту особенности, а также быстротечность состояния абстиненции необходимо учитывать при разработке психокоррекционных программ. Специфической особенностью психокоррекции больных в состоянии абстиненции является необходимость безотлагательного начала этой работы, в виду уникальной (для наркологических, больных) возможности управления их поведением.

Важная роль ААС в клинике алкоголизма заключается еще и в том, что ААС – самый ранний симптомокомплекс болезни. Известно, что обратимость психических нарушений у больных выше всего именно на ранних стадиях болезни и именно острое состояние делает больного открытым и восприимчивым к корригирующему воздействию.

Наше исследование позволило уточнить психологический механизм, обусловливающий доминирование одного из трех, установленных нами, типов мотивации к лечению у больных алкоголизмом. Этот механизм состоит в переструктурировании деятельности и изменении степени выраженности смещения смыслового центра деятельности больных, находящихся в качественно разводных состояниях над действием установки. Под установкой мы понимаем, а данном случае, отношение субъекта к задаче, возникшее под воздействием определенного мотива деятельности.

Наше исследование выявило также характер динамики мотивации к лечению. Наши данные свидетельствуют о том, что независимо от качества состояния, в котором находятся больные, динамика типа мотивации носит замедленный, инертный характер. Подобную особенность характера динамики мотивации к лечению можно оценивать двояко. С одной стороны –  положительно (при доминировании позитивного типа мотивации). В этом случае инертный характер динамики гарантирует стабильность позитивного отношения к лечению и,  тем самым,  эффективность лечения  и качественную ремиссию. С другой стороны, замедленный характер динамики мотивации к лечению можно оценить отрицательно, так как в этом случае однозначный прогноз успешности лечения и стабильности ремиссии весьма проблематичен.

Таким  образом, выявленные особенности динамики мотивации больных алкоголизмом к лечению могут служить в качестве прогностического критерия эффективности проводимого лечения включая психокоррекцию, и качества ремиссии.

Индивидуальный учет этих особенностей в психокоррекционной работе может оказывать значительное влияние на повышение эффективности лечения больных хроническим алкоголизмом.

Выводы

1. Нарушения мотивационной сферы у больных хроническим алкоголизмом,  находящихся в качественно различных состояниях (в абстиненции и вне ее),  отличны по ряду параметров: в состоянии абстиненции менее выражена алкогольная анозогнозия, ослаблены механизмы психологической защиты, проявляются остаточные элементы саморегуляции,  что потенциально позволяет использовать это состояние для эффективной психокоррекционной работы.

2. У больных алкоголизмом, независимо от актуальной фазы (абстиненция, ремиссия)  затруднено усвоение предложенной извне цели, и, следовательно,  ослаблена способность организовать адекватную систему действий для ее реализации.

3. Способность и стремление переносить формально усвоенную инструкцию в действенный план обусловливается фазой, в которой находится больной алкоголизмом. Особенности поведения больных алкоголизмом в состоянии абстиненции и вне ее при проведении экспериментально-психологического исследования свидетельствуют о наличии принципиальных различий в структуре нарушении мотивационной сферы.

4. Степень сохранности у больных алкоголизмом способности переносить формально усвоенную инструкцию в действенный план зависит от фазы, в которой находится больной. Способность больных в состоянии абстиненции к адекватной саморегуляции носит парциальный характер.

5. Установлен психологический механизм,  обусловливающий доминирование одного из трех выявленных типов мотивации к лечению у больных алкоголизмом. Суть его состоит в переструктурировании деятельности и изменении степени выраженности смещения смыслового центра деятельности под действием установки. Независимо от актуальной фазы, в которой находится больной, динамика доминирующего типа мотивации к лечению носит замедленный, инертный характер.

6. Выявленные особенности динамических изменений мотивации к лечению могут служить в качестве прогностического критерия эффективности проводимого лечения и качества ремиссии. Психокоррекционная работа с больными хроническим алкоголизмом,  начатая в состоянии абстиненции,  опираясь на остаточные элементы саморегуляции, может быть более эффективной.

Список работ, опубликованных по теме диссертации:1. Шаткуте Р.Й. К вопросу о специфике личностных изменений у больных хроническим алкоголизмом, находящихся в состоянии острой абстиненции //Вопросы ранней диагностики и печения нервных и психических заболеваний: Материалы УП науч. конф. невропатологов и психиатров Литовской ССР. – Каунас,  J.984. – С. 239^-240.

2. Шаткуте Р.Й. Нарушение адаптивной функции личности у больных хроническим алкоголизмом //Актуальные вопросы неврологии, психиатрии и нейрохирургии: Тез.докп. II съезда невропатологов, психиатров и нейрохирургов Латвийской ССР. – Рига,   1985. – Т.  1. – С. 324-325.

3. Шаткуте Р.Й. Изменение эмоциональной сферы больных, алкоголизмом // Актуальные проблемы наркологии: Материалы Всесоюз.науч.конф. молодых ученых и специалистов. – Киев, 1986. – С. 25-27.

4. Шаткуте Р.Й. Некоторые аспекты патологии личности больных алкоголизмом // Психология аномальных различий: Теэ.докп. респ.науч.конф. (16-17 октября  1986 г,) – Вильнюс,   1986 – Т. 2. – С. 229-231.

5. Шаткуте Р.Й. О нарушении социальной и личностной адаптации больных хроническим алкоголизмом // Проблемы пьянства и алкоголизма: Сб.науч.тр. – Вильнюс,  1986. – С. 168-171.

6. Шаткуте Р.И. Особенности личности больных алкоголизмом и характер психокоррекционной работы // Современные проблемы гомеостаза: Тр. Центрального ордена Ленина    ин-та усовершенствования врачей. – М.,  1987. – Т. 266. – С. 151-155.

7. Шаткуте Р.И. Специфика экспериментапьно-психопогических исследований в наркологии // Внедрение в практику новых методов судебной медицины и криминалистики: Материалы    У1 конф.науч. об-ва судебных медиков и криминалистов Литовской ССР. – Каунас,  1987. – С.  150-151.

8. Шаткуте Р.Й. К вопросу о психологической характеристике пациентов кабинета анонимного лечения при РВНД // Науч. тр.  1 респ. конф.моподых ученых медиков. – Каунас,   1988. -С.  142-145.,

9. Шаткуте Р.Й. Психологическое исследование больных хроническим алкоголизмом // Метод, рекомендации. – Вильнюс, 1988. – С.  15.

 

Источник: https://elibrary.ru/item.asp?id=15571864

Другие статьи из раздела Научные статьи по аддиктологии по ссылке: http://www.uipa.com.ua/science-articles/

Лечение алкоголизма (г. Киев)

Similar Articles

Активности вы... Что такое активности выздоровления в лечении алкоголизма, наркомании, игромании? Контракт на трезвость. Дневник чувств. Планирование-анализ дня. Активности выздоровления Активности выздоровление – это то, что человеку необходимо делать
Роль социальн... Старков Д. Ю. Роль соціального оточення у процесі становлення ремісії адикту / Старков Д. Ю. // Актуальні проблеми психології: Збірник наукових праць Інституту психології імені Г.С. Костюка
Горский – П... Путь выздоровления: план действий для предотвращения срыва Автор: Теренс Т. Горски ВВЕДЕНИЕ. В течение семнадцати лет, работая консультантом по химической зависимости, я наблюдал борьбу многих людей, которые
Теоретико-пра... Теоретико-практический семинар для специалистов “Выход из тупика созависимости: психологическое сопровождение близких зависимых клиентов”  Киев, 22.09.2018     Описание: Исследование показывают, что одним из ведущих фактором срывов зависимых клиентов
Психогенные ф... Старков Д. Ю., младший научный сотрудник лаборатории психологии социально дезадаптированных несовершеннолетних Института психологии имени Г. С. Костюка НАПН Украины.   Актуальность. Патологическое влечение (ПВ) к употреблению психотропных веществ
Психологичес... Ениколопов С.Н., Умняшкина Д.А. / Вопросы психологии. 2007. № 3. С. 82-98.   В последние годы стало очевидным существование в России проблемы азартной игры, или гемблинга (от
Лекция 1 – К... Концепция болезни химической зависимости предполагает: признание своей наркомании и алкоголизма как болезни, отказ от попыток контролировать течение болезни, отказ от чувства вины за свое употребление, прекращение употребления
Динамика нару... Шаткуте Р. Й. Динамика нарушений мотивационной сферы у больных алкоголизмом (в состоянии абстиненции и вне ее): автореф. дис. канд. психол. наук. 19.00.04 / Шаткуте Рима Йоно //
Концепция леч... Био-психо-социальный подход в лечении наркомании, алкоголизма, игромании. Этапы лечения наркоманий. Понятие лечения и выздоровления. Первые шаги в лечении зависимостей.   Био-психо-социальная концепция лечения наркомании, алкоголизма и других
Роли алкоголи... Роли алкоголика и наркомана в семье Алкоголизм и наркомания как семейная болезнь. Вторичные выгоды семьи от употребления. Семейные роли алкоголика и наркомана: “мусорное ведро”, “козел отпущения”, “мальчик

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *